ДЕНЬ ВТОРОЙ. ПОСЛЕ РОДОВ.

Начало этого дня я описал раньше. Я еще был совсем одурманен как событиями первого дня, так и бессонницей. Кое-как дотянул до семи утра и двинулся в сторону роддома. Приехал, конечно, рано, припарковал машину на сей раз правильно и, чтобы провести как-то более часа с пользой, отправился в кафе.

Там, еще кроме буфетчицы, с которой я был знаком, никого не было. Мы  с Машей часто после разных обследований забегали сюда выпить чашечку кофе.

Кафе это было особым. Оно находилось на расстоянии пяти минут хода от роддома. Поэтому русскоговорящей буфетчице Соне не в первой было кормить счастливого отца и она с пониманием отнеслась к моему появлению за час до открытия кафе. Соня приготовила мне фирменный омлет, кофе с рогаликами и задушевную беседу. В России она была психотерапевтом, но в Канаде пока еще сдавала дополнительные экзамены на лицензию врача, а в кафетерии зарабатывала на жизнь. Такой расклад для российских специалистов здесь давно стал уже нормой.

Соня вытянула из меня историю вчерашнего дня, значительно облегчив моя душу.»Очень важно проговорить то, что мучает», — объяснила она. Пока говоришь, сознание оценивает сказанное, отсеивает ненужное и стирает его из памяти.

Из ее слов я понял, что истории, рассказанные ей другими ошарашенными отцами, бывали и похлеще моей. Например, некоторые, особо эмоциональные мужья, набрасывались на медперсонал, потому что им казалось, что именно медики виноваты в затянувшихся муках их жен. Они отталкивали врачей и пытались встать на их место.

Часто при виде крови мужчины вообще падали в обморок. И приходилось их выводить из родильного зала и оказывать им медицинскую помощь. Не редко бывали случаи, когда последователи ислама кидались на колени даже без обязательного коврика и молили Аллаха спасти их жену и дитя и даровать им жизнь.

В заключение Соня сказала, что во время родов сильный пол проявляет далеко не лучшие свои качества. И что она не понимает, зачем их вообще допускают к этому процессу. Помощи от них никакой, а вот дополнительной нервотрепки предостаточно.

Так за приятной и полезной для меня беседой при вкусной еде я незаметно протянул время и сбросил груз вчерашних переживаний.

Психотерапевтический сеанс Соне удался на отлично и я подумал, что Канада очень много теряет, что не признает российских дипломов, так как российские ВУЗЫ все-таки готовят первоклассных специалистов.

С облегченной душой я отправился в роддом и встретил там машиных родителей. Они живут недалеко от Торонто в небольшом городке. Тесть и теща еще совсем молодые. Ведь Маше только 21 год. До пенсии им еще очень далеко и к роли бабушки и дедушки они еще пока совсем не готовы.

Машу мы застали после кормления малыша. Сынок спал рядом с ней. Он уже имел вполне приличный вид, был чистенько вымыт, аккуратно завернут в пеленки и его можно было даже подержать на руках. Только мне этого удовольствия испытать не пришлось, потому что теща стремительно двинулась вперед и прижала нашего сынулю к своему сердцу.

А я кинулся к Маше, что-то говорил, спрашивал о здоровье и еще о чем-то, про себя думая, какой же я счастливый! Потом вспомнил про тестя, выдержке которого можно было бы позавидовать. Ведь он все это время молча стоял в стороне и покорно ждал своей очереди. И я уступил ему свое место.

А потом прибыли мои родители. Сынуля плавно перекочевал в руки моей мамы, а отец кинулся к Машеньке и стал благодарить ее за такой бесценный дар как первый внук. Я представил себе его в родильном зале во время моего рождения и подумал, что он наверное там выглядел бы там таким же остолопом, как и я.

Вся эта семейная идилия продолжалась бы до бесконечности, если бы нас всех не выдворили бы из палаты, объяснив, что Маше надо проходить обязательные процедуры и отдыхать.

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий